Молитва "Отче наш"


Молитва Отче наш
Самая сильная и великая молитва - Господня молитва ("Отче наш"), ибо ее нам дал Сам Господь Иисус Христос своими пречистыми устами..





Слава Господу нашему за всё!
Перед вами самая настоящая энциклопедия главной христианской молитвы Отче наш
Эта объёмная статья вмещает в себя, практически, всё, что необходимо знать о Великой Молитве христиан "Отче наш". Здесь, Вы найдёте Господню Молитву "Отче наш" на разных языках, прослушаете её, узнаете перевод каждого слова Великой Молитвы Христиан на современный русский язык. Однако, самое интересное и полезное, саму душу молитвы всех молитв "Отче наш", Вы узнаете в конце сей статьи в главе Толкование молитвы "Отче наш". Рекомендую прочитать эту главу всю, ибо там описаны различные толкования святых отцев сей величайшей и несущей колоссальный объём молитвенного обращения вмещённого Божественною мудростью в несколько строк! Особенно, мудрость этой величайшей молитвы, раскрыта в толковании Иоанна Златоуста, пожалуйста, изучите тщательным образом и ваша молитва Отче наш преобразится и станет живой. Воистину, Господня молитва заменяет все молитвы из молитвослова, для тех кто разумеет её глубокий смысл. Вы можете молиться своими словами, хоть полчаса, хоть час, но не скажете всего того, что заложено в коротенькой молитве "Отче наш"! 


ВЕЛИКАЯ МОЛИТВА ХРИСТИАН "ОТЧЕ НАШ"


Молитва Отче наш на церковно-славянском языке



Ѿче на́шъ, иже єси на небесѣ́хъ, да свѧти́тсѧ и́мѧ Твое́,
 да прїидетъ царствїе Твое́, да будетъ волѧ Твоѧ́, ѧко на небеси и на земли́.
 Хлѣ́бъ на́шъ насущный да́ждъ на́мъ дне́сь: и ѡста́ви на́мъ до́лги на́шѧ, ѧкоже и мы ѡставлѧ́емъ должникѡ́мъ на́шимъ: и не введи́ на́съ во искуше́нїе но изба́ви насъ ѿ лука́вагѡ.
 Яко Твое́ е́сть ца́рство, и си́ла, и сла́ва, во вѣ́ки.
 Ами́нь

О́тче наш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на Небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный да́ждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.

Молитва Отче наш на русском языке


Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь

 Молитва Отче наш слушать




Молитва Отче наш на английском языке




Our Father, who art in heaven
Hallowed be thy Name,
Thy kingdom come,
Thy will be done, on earth as it is in heaven.
Give us this day our daily bread
And forgive us our trespasses, as we forgive those who trespass against us.
And lead us not into temptation, but deliver us from evil.
For thine is
The kingdom,
And the power,
And the glory,
For ever and ever.
Amen.


Молитва Отче наш на арамейском языке (на котором говорил Иисус Христос)


Avvon d-bish-maiya, nith-qaddash shim-mukh. Tih-teh mal-chootukh. Nih-weh çiw-yanukh: ei-chana d′bish-maiya: ap b′ar-ah. Haw lan lakh-ma d′soonqa-nan yoo-mana. O′shwooq lan kho-bein: ei-chana d′ap kh′nan shwiq-qan l′khaya-ween. Oo′la te-ellan l′niss-yoona: il-la paç-çan min beesha. Mid-til de-di-lukh hai mal-choota oo khai-la oo tush-bookh-ta l′alam al-mein. Aa-meen.

Абвун д-башмайо, неткаддаш шмахъ. Тетэ макультахъ. Нэйуэй зебиянохъ: айкана д-башмайо: аф бара. Хаб лан лама д-сунканан йомано. Уашбок лан хав бэин: уатайин айкана дофнан ш-бокан лахайобаин. Уэла талан ленесъона: эла патсан мин биша. Метуль деляхъи малькута уахъаила уатиш бута лаалам ольмин. Амен.


БУКВАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД:


О Дышащая Жизнь! Имя Твое сияет повсюду! Высвободи пространство, чтобы посадить Твое присутствие, представь в Твоем воображении Твое «Я могу» сейчас, облеки Твое желание во всякий Свет и Форму. Прорасти через нас хлеб и прозрение на каждое мгновение. Развяжи узлы неудач, связывающие нас, как и мы освобождаем канатные веревки, которыми мы удерживаем проступки других. Помоги нам не забывать Источник, но освободи нас от незрелости не пребывать в Настоящем. От Тебя возникает всякое Видение, Сила и Песнь. От собрания до собрания. Аминь. Пусть наши следующие действия произрастают отсюда.



Молитва Отче наш на арамейском слушать




Молитва Отче наш на латинском


Pater noster,
qui es in caelis,
sanctificetur nomen tuum.
Adveniat regnum tuum.
Fiat voluntas tua, sicut in caelo et in terra.
Panem nostrum quotidianum da nobis hodie.
Et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris.
Et ne nos inducas in tentationem,
sed libera nos a malo.

Молитва Отче Наш или Молитва Господня приводится в Евангелиях в двух вариантах, более полном в Евангелии от Матфея и кратком — в Евангелии от Луки. Различны и обстоятельства при которых Христос произносит текст молитвы. В Евангелии от Матфея "Отче наш" входит в состав Нагорной проповеди. Евангелист Лука пишет, что апостолы обратились к Спасителю: «Господи! Научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих » (Лк. 11, 1).


Молитва Господня или Отче наш входит в состав ежедневного молитвенного правила и читается как во время Утренних молитв, так и Молитв на сон грядущим. Полный текст молитв приводится в Молитвословах, Канонниках и других сборниках молитв.

Тем, кто особенно занят и не может уделить молитве много времени, прп. Серафим Саровский дал особое правило. «Отче наш» в него также входит. Утром, днем и вечером нужно трижды прочесть «Отче наш», трижды «Богородице Дево» и один раз «Верую». Тем, кому по разным обстоятельствам невозможно выполнять и этого малого правила, преп. Серафим советовал читать его во всяком положении: и во время занятий, и на ходьбе, и даже в постели, представляя основанием для того слова Писания: «всякий, кто призовет имя Господне, спасется».

Существует обычай читать «Отче наш» перед едой наряду с другими молитвами (к примеру, «Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполнявши всякое животное благоволения»).

В некоторых случаях после этой молитвы следует особое добавление, которое называют славословием:
"Яко Твое есть Царство, и Сила, и Слава Отца, и Сына, и Св. Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь."

Это дополнение, по всей видимости, не является каноническим. Тем не менее, даже на вполне официальных сайтах епархий Молитва Господня "Отче наш" иногда приводится с расширенным или (наоборот) сокращенным дополнением.


Толкование молитвы "Отче наш"


Отче
- Отец; Иже - Который; Иже еси на небесех - Который находится на небесах, или небесный; да - пусть; святится - прославляется: яко - как; на небеси - на небе; насущный - необходимый для существования; даждь - дай; днесь - сегодня, на нынешний день; остави - прости; долги - грехи; должником нашим - тем людям, которые против нас согрешили; искушение - соблазн, опасность впасть в грех; лукаваго- всего хитрого и злого, то есть диавола. Диаволом называется злой дух.
Молитва эта называется Господнею, потому что ее дал Сам Господь Иисус Христос Своим ученикам, когда они просили Его научить, как им молиться. Потому эта молитва Отче наш - самая главная молитва из всех.
В этой молитве мы обращаемся к Богу Отцу, первому Лицу Святой Троицы.
Она разделяется на: призывание, семь прошений, или 7 просьб, и славословие.

Призывание: Отче наш, Иже еси на небесех!Этими словами мы обращаемся к Богу и, называя Его Отцом Небесным, призываем выслушать наши просьбы, или прошения.
Когда мы говорим, что Он на небесах, то должны разуметь духовное, невидимое небо, а не тот видимый голубой свод, который раскинут над нами, и который мы называем "небом".

Прошение 1-е: Да святится имя Твое, то есть помоги нам жить праведно, свято и своими святыми делами прославлять имя Твое.

2-е: Да приидет Царствие Твое, то есть удостой нас и здесь на земле царства Твоего небесного, которое есть правда, любовь и мир; царствуй в нас и управляй нами.

3-е: Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, то есть пусть будет все не так, как нам хочется, а как Тебе угодно, и помоги нам подчиняться этой Твоей воле и исполнять ее на земле так же беспрекословно, без ропота, как ее исполняют, с любовью и радостью, святые ангелы на небе. Потому что только Тебе известно, что нам полезно и нужно, и Ты больше желаешь нам добра, чем мы сами.

4-е: Хлеб наш насущный даждь нам днесь, то есть подай нам на сей день, на сегодня, хлеб наш насущный. Под хлебом здесь разумеется все необходимое для жизни нашей на земле: пища, одежда, жилище, но важнее всего, пречистое Тело и честная Кровь в таинстве святого причащения, без которого нет спасения, нет вечной жизни.
Господь заповедал нам просить себе не богатства, не роскоши, а только самого необходимого, и во всем надеяться на Бога, помня, что Он, как Отец, всегда печется - заботится о нас.

5-е: И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим, то есть прости нам грехи наши так, как и сами мы прощаем тех, которые нас оскорбили или обидели.
В этом прошении грехи наши названы "долгами нашими", потому что Господь дал нам силы, способности и все остальное для того, чтобы творить добрые дела, а мы часто все это обращаем на грех и зло и становимся "должниками" пред Богом. И вот, если мы, сами, не будем искренно прощать наших "должников", то есть людей, имеющих грехи против нас, то и Бог нас не простит. Об этом сказал нам Сам Господь наш Иисус Христос.

6-е: И не введи нас во искушение. Искушением называется такое состояние, когда нас что-нибудь или кто-нибудь тянет на грех, соблазняет сделать что-либо беззаконное и дурное. Вот, мы и просим - не допусти нас до соблазна, которого мы переносить не умеем; помоги нам преодолевать соблазны, когда они бывают.

7-е: Но избави нас от лукаваго, то есть избавь нас от всякого зла в этом мире и от виновника (начальника) зла - от диавола (злого духа), который всегда готов погубить нас. Избавь нас от этой хитрой, лукавой силы и ее обманов, которая пред Тобою есть ничто.

Славословие: Яко Твое есть царство, и сила, и слава Отца, и Сына, и Св. Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Так как Тебе, Богу нашему, Отцу и Сыну и Св. Духу, принадлежит царство, и сила, и вечная слава. Все это верно, истинно так.

Молитва «Отче наш», разъясненная людям Абд-ру-Шином


Лишь не многие из людей пытаются осознать, чего они собственно хотят, когда читают молитву «Отче Наш». Еще меньше таких, которые действительно знают, в чем истинный смысл фраз, которые они при этом без запинки, тараторя проговаривают. Проговаривание – это, пожалуй, единственное правильное название процесса, который человек именует в этом случае молитвой.
Тот, кто подвергнет себя беспристрастной самооценке, должен сознаться в этом, ибо в противном случае он лишь докажет, что всю свою жизнь ведет себя так же ... поверхностно и не способен и никогда не был способным глубоко мыслить. На это Земле достаточно таких людей, которые считают самих себя вполне серьезными, однако другие при всем их желании считать серьезными их не могут.
Уже начало этой молитвы с давних пор воспринимается неверно, хотя и по-разному. Люди, которые пытаются серьезно подойти к этой молитве, то есть с известной долей осознанной доброй воли, уже при произнесении первых ее слов начинают испытывать определенное чувство душевного успокоения, защищенности! И это ощущение продолжает главенствоватьв них ещё несколько мгновений после окончания молитвы.

Это говорит о двояком: во-первых, что молящийся смог сохранить серьёзность при произнесении лишь первых слов, которые и вызвали в нём это чувство; и, во-вторых, что именно пробуждение этого чувства доказывает, как далёк он от понимания того, что говорит!
В этом явно проявляется его неспособность сохранить глубокомыслие, или даже его поверхностность, ибо в противном случае при произнесении последующих слов, если они восприняты им правильно, в нём должно было возникнуть иное чувство, соответствующее изменившемуся содержанию этих слов, как только они становятся в нём действительно живыми.
Таким образом в нём сохраняется лишь то, что пробудилось в нём при первых словах. А если бы он правильно понял смысл и истинное значение этих слов, они должны были бы вызвать у него совершенно иное чувство, отличное от ощущения уютной защищённости.

Люди с большим самомнением опять-таки видят в слове "Отче" подтверждение того, что они происходят непосредственно от Бога и тем самым при правильном развитии в конце концов сами станут божественными и что уже в настоящее время безусловно несут в себе что-то божественное. Итак, среди людей в отношении этой фразы существует ещё много разных заблуждений.
Большинство же считает её просто вступлением к молитве, обращением! При этом им меньше всего нужно думать. И соответственно, не думая, она и произносится, несмотря на то, что именно в обращении к Богу должно было бы лежать всё усердие, на которое вообще может быть способна человеческая душа.

Но эта первая фраза не должна ни говорить обо всём этом, ни быть этим, ибо Сын Божий, выбирая слова, одновременно заложил в них и объяснение, то есть указание на то, каким образом человеческая душа должна приступить к молитве, как ей дозволено и как она должна подойти к своему Богу, чтобы её молитва была услышана. Он точно указывает, каким свойством в тот момент она должна обладать и насколько чистыми должны быть её ощущения, когда она хочет возложить свою мольбу к ступеням Престола Божьего.

Таким образом молитва делится на три части. Первая её часть - это полная самоотдача, предание себя душою Богу своему. Душа сначала как бы распахивается перед Ним, прежде чем приступить к просьбе, показывая свою способность к изъявлению чистых желаний.
Этим Сын Божий хочет разъяснить, на каком ощущении должно быть основано сближение с Богом! Поэтому как великая торжественная клятва звучат начальные слова:

"ОТЧЕ НАШ, СУЩИЙ НА НЕБЕСАХ!"

Помните, что молитва не равнозначна просьбе!
Иначе не существовало бы благодарственной молитвы, которая не содержит никакой просьбы. Молиться не значит просить. Уже в этом отношении молитва "Отче наш" до сих пор всегда понималась неправильно следствие порочной привычки человека никогда не прибегать к Богу без того, чтобы одновременно от Него чего-нибудь не ожидать или даже не тpe6oвать, ибо в ожидании уже заложено требование. И фактически человек при этом всегда что-нибудь ожидает он не может этого отрицать! Будь то, выражаясь в общих чертах, хотя бы туманное чувство о заполучении когда-то места на небесах.

Человеку же неведома ликующая благодарность Господу, проявляемая в радостном наслаждении, предоставленном ему сознательным бытием в желанном Богом (или по справедливости ожидаемом Богом) сотрудничестве в великом Творении на благо своему окружению! Он даже не подозревает, что в этом и только в этом заключается его действительное собственное благо, а также его прогресс и его подъём.

Но ведь на такой желаемой Богом основе и зиждется в действительности молитва "Отче наш"! По-другому Сын Божий и не мог бы её дать, желая людям только блага, которое заключается исключительно в правильном соблюдении Воли Божьей и в её выполнении!
Следовательно, данная Им молитва ни в коем чае не молитва-прошение, а великое всеохватывающее обещание человека, который припадает при этом к стопам Бога своего! Иисус дал эту молитву своим ученикам, которые тогда были готовы жить в чистом почитании Бога, служить Богу всей своей жизнью в Творении и таким служением чтить Его Святую Волю!



Человеку следовало бы хорошо и основательно подумать, может ли он вообще осмелиться прибегать к этой молитве и произносить её; ему следовало бы серьёзно проверить себя, не пытается ли он при пользовании ею как-то обманывать своего Бога!
Вводные фразы достаточно ясно призывают каждого проверить себя, а на самом ли деле он таков, как говорит об этом при молитве! Осмеливается ли он при этом без всякой фальши подойти к Престолу Божьему!

Но если вы переживаете в себе первые три фразы молитвы, то они приведут вас к ступеням Престола Божьего. Они являются путём к сему, когда становятся переживанием в какой-нибудь душе! Никакой другой путь туда не ведёт. А этот - наверняка! Однако, если эти фразы не пережиты, то ни одна из ваших просьб туда не дойдёт.
Это должен быть покорный и, в то же время, радостный возглас, когда вы осмеливаетесь высказать: "Отче наш, сущий на небесах!"

В этом восклицании лежит ваше искреннее заверение: "Я вручаю Тебе, о Боже, всю отцовскую власть надо мною, которой я хочу подчиниться, повинуясь, как дитя! Этим я признаю, Боже, также Твоё Всезнание во всём, что принесёт Твоё решение, и прошу Тебя распорядиться мною так, как надлежит отцу распоряжаться своими детьми! Я здесь, Господи, дабы слушать Тебя и, как дитя, повиноваться Тебе!"

Вторая фраза:

"ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ!"

Это подтверждение молящейся души того, насколько серьёзно она относится ко всему, что осмеливается сказать Богу. Что она подходит с полным ощущением к каждому слову и мысли и не злоупотребляет Именем Божьим поверхностно! Так как ей для сего Имя Божье очень и очень свято!

Вдумайтесь же, молящиеся, в то, в чём вы этим клянётесь! Если вы хотите быть совершенно честны пред собой, то вы должны признаться, что вы, люди, именно этим самым до сих пор лгали перед лицом Бога, так как вы во время молитвы никогда не были настолько серьёзными, как Сын Божий этими словами, в ожидании, ставил как условие!

Третья фраза:

"ДА ПРИДЕТ ЦАРСТВО ТВОЕ!"

Опять-таки не просьба, а лишь ещё один обет! Объявление своей готовности к тому, чтобы через посредство человеческой души на Земле стало бы подобно тому, как это есть в Божьем Царстве!

Поэтому и сказано: "Да придёт Царство Твое!" Это означает: мы, люди, хотим и здесь, на Земле, сделать всё для того, чтобы Твое Совершенное Царство могло распространиться и досюда! Нами должна быть подготовлена такая почва, чтобы всё жило только по Твоей Святой Воле, то есть чтобы полностью выполнялись Твои Законы Творения, чтобы всё было так, как это происходит в Твоём Царстве, в Духовном Царстве, где пребывают созревшие, освободившиеся от всякой вины и бремени духи, которые живут служением только Божьей Воле, так как лишь при безусловном Её выполнении, благодаря заложенному в Ней совершенству, вырастает Благо. Следовательно, это заверение желания стать таким, чтобы и Земля через посредство человеческой души стала Царством исполнения Божьей Воли!

Следующей фразой это заверение ещё усиливается:

"ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ КАК НА НЕБЕ, ТАК И НА ЗЕМЛЕ!"

Это не только провозглашение готовности полностью покориться Божественной Воле, но в этом заложено также обещание считаться с этой Волей и стремиться со всем усердием к познанию этой Воли. Такое стремление должно предшествовать подчинению этой Воле, так как пока человек Её точно не знает, он в своих ощущениях, мыслях, речах и делах не может Ею и руководствоваться!
Каким преступным, неслыханным легкомыслием являются для каждого человека эти заверения, вновь и вновь даваемые своему Богу, в то время как в действительности его совершенно и не интересует то, какова эта Воля Божья, прочно заложенная в Творении. Человек ведь лжёт каждым словом этой молитвы, если он осмеливается её произносить! Тогда он предстаёт перед Богом как ханжа! К своим старым долгам он прибавляет всё новые и в конце концов чувствует себя ещё и достойным сожаления, когда под этим бременем он должен будет в потустороннем мире тонковещественно развалиться.

Только тогда, когда эти фразы как предварительное условие душою действительно преисполнены, она может продолжать произносить:

"ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ ДАЙ НАМ НА СЕГОДНЯ!"

Это означает то же самое, что: "Если я выполнил то, чем обещал быть, тогда ниспошли Твоё Благословение моим земным деяниям, дабы в заботах о моих грубовещественных нуждах у меня всегда оставалось время жить по Твоей Воле!"

'И ПРОСТИ НАМ ДОЛГИ НАШИ, КАК И МЫ ПРОЩАЕМ ДОЛЖНИКАМ НАШИМ!'

В этом заложено осознание неподкупного, справедливого взаимодействия Духовных Законов, выражающих Божью Волю. Одновременно это и выражение заверения о своём полном доверии к ним, ибо просьба о прощении, то есть о снятии вины, обосновывается на условии предварительного прощения человеческой душой всех несправедливостей, содеянных ближними против неё.
Но кто на это способен, кто своим ближним всё уже простил, тот уже внутренне настолько очищен, что сам намеренно никогда несправедливости не совершит! Тем самым он перед Богом уже свободен от всякой вины, ибо Там считается несправедливым лишь то, что совершено злонамеренно. Только через одно это оно становится несправедливостью. В этом большое отличие от существующих ныне человеческих законов и земных представлений.
Таким образом и эта фраза основана опять-таки на обещании, даваемом своему Богу каждой стремящейся к Свету душой. Это выражение её истинного стремления, на выполнение которого она надеется обрести в молитве силу через погружение в неё и самопознание - силу, которую она, при правильной установке, согласно Закону взаимодействия и получает.

"И НЕ ВВЕДИ НАС ВО ИСКУШЕНИЕ!"

Если человек понимает под этими словами, что Бог вводит его во искушение, то это ошибка. Бог никого не искушает! Дело здесь только в неточном изложении предания, в котором неудачно выбрано слово "искушение". В своём правильном смысле оно относится к таким понятиям, как заблуждение или отклонение, то есть сбиению с пути, неверным поискам на пути к Свету.
Это равносильно: "Не допусти нас стать на ложный путь, неправильно искать, не допусти нас искушать время, тратить его попусту, проматывать! Напротив, если нужно, удержи нас от этого насильно, даже если такая необходимость должна принести нам боль и страдания."

Этот смысл человек должен уловить ещё и в продолжении этой фразы, которое и по тексту относится именно к этому:

"НО ИЗБАВЬ НАС ОТ ЛУКАВОГО!"

Это "но" достаточно ясно указывает на взаимную связанность. Смысл этих слов равнозначен следующему: "Дай нам распознать зло любою для нас ценою, даже ценою страданий. Своими Взаимодействиями сделай нас способными на это при любой нашей ошибке." Для тех, кто обладает доброй волей, в познании заложено и искупление!
На этом завершается вторая часть, разговор с Богом. Третья часть формулирует заключение:

"ИБО ТВОЕ ЕСТЬ ЦАРСТВО И СИЛА И СЛАВА ВО ВЕКИ! АМИНЬ!"

Ликующее признание ощущения защищённости во Всемогуществе Божьем при исполнении всего, что душа в молитве кладёт к Его Стопам как обет.

Эта данная Сыном Божьим молитва состоит, таким образом, из двух частей - введения о сближении и разговора. Напоследок Лютером было прибавлено ликующее подтверждение знания о помощи во всём, что содержится в разговоре, и о получении силы для исполнения того, что душа торжественно обещала своему Богу. И тогда исполнение этого должно вознести душу в Царство Божье, Обитель Вечной Радости и Света!
Тем самым "Отче наш", если он действительно переживается, становится опорой и посохом для воспарения в Духовное Царство!

Да не забудет человек, что в молитве ему надлежит, собственно, лишь черпать силу, дабы быть в состоянии самому претворить то, о чём он просит! Так должен он молиться! И так же изложена и молитва, которую дал своим ученикам Сын Божий!


Толкование Молитвы "Отче наш" Иоанном Златоустом




Отче наш, Иже еси на Небесех!
Смотри, каким образом Он тотчас ободрил слушателя и в самом начале вспомнил о всех благодеяниях Божиих! В самом деле, тот, кто называет Бога Отцом, одним этим наименованием исповедует уже и прощение грехов, и освобождение от наказания, и оправдание, и освящение, и искупление, и сыноположение, и наследие, и братство со Единородным, и дарование духа, так как не получивший всех этих благ не может назвать Бога Отцом. Итак, Христос двояким образом воодушевляет Своих слушателей: и достоинством называемого, и величием благодеяний, которые они получили.
Когда же говорит на Небесех, то этим словом не заключает Бога на небе, но отвлекает молящегося от земли и поставляет его в превыспренних странах и в горних жилищах.
Далее, этими словами Он научает нас и молиться за всех братьев. Он не говорит: «Отче мой, Иже еси на Небесех», но — Отче наш, и тем самым повелевает возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего.
А таким образом и вражду уничтожает, и гордость низлагает, и зависть истребляет, и вводит любовь — мать всего доброго; уничтожает неравенство дел человеческих и показывает полное равночестие между царем и бедным, так как в делах высочайших и необходимейших мы все имеем равное участие.
Действительно, какой вред от низкого родства, когда по небесному родству мы все соединены и никто ничего не имеет более другого: ни богатый более бедного, ни господин более раба, ни начальник более подчиненного, ни царь более воина, ни философ более варвара, ни мудрый более невежды? Бог, удостоивший всех одинаково называть Себя Отцом, чрез это всем даровал одно благородство.
Итак, упомянув об этом благородстве, о высшем даре, о единстве чести и о любви между братиями, отвлекши слушателей от земли и поставив их на небесах — посмотрим, о чем, наконец, повелевает Иисус молиться. Конечно, и наименование Бога Отцом заключает в себе достаточное учение о всякой добродетели: кто Бога назвал Отцом, и Отцом общим, тот необходимо должен так жить, чтобы не оказаться недостойным этого благородства и показывать ревность, равную дару. Однако Спаситель этим наименованием не удовлетворился, но присовокупил и другие изречения.
Да святится имя Твое, говорит Он. Ничего не просить прежде славы Отца Небесного, но все почитать ниже хвалы Его, вот – молитва, достойная того, кто называет Бога Отцом! Да святится значит да прославится. Бог имеет собственную славу, исполненную всякого величия и никогда не изменяемую. Но Спаситель повелевает молящемуся просить, чтобы Бог славился и нашею жизнью. Об этом Он и прежде сказал: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16). И Серафимы, славят Бога, так взывают: Свят, Свят, Свят! (Ис. 6:3). Итак, да святится значит да прославится. Сподоби нас, — как бы так учит нас молиться Спаситель, — так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили. Пред всеми являть жизнь неукоризненную, чтобы каждый из видящих ее возносил хвалу Владыке — это есть признак совершенной мудрости.
Да приидет Царствие Твое. И эти слова приличны доброму сыну, который не привязывается к видимому и не почитает настоящих благ чем-либо великим, но стремится к Отцу и желает будущих благ. Такая молитва происходит от доброй совести и души, свободной от всего земного.
Этого и апостол Павел желал каждодневно, почему и говорил: и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления искупления тела нашего (Рим. 8:23). Кто имеет такую любовь, тот не может ни возгордиться среди благ этой жизни, ни отчаяться среди горестей, но, как живущий на небе, свободен от той и другой крайности.
Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Видишь ли прекрасную связь? Он прежде повелел желать будущего и стремиться к своему отечеству, но доколе этого не будет, живущие здесь должны стараться вести такую жизнь, какая свойственна небожителям. Должно желать, говорит Он, неба и небесного. Впрочем, и прежде достижения неба Он повелел нам землю сделать небом и, живя на ней, так вести себя во всем, как бы мы находились на небе, и об этом молить Господа. Действительно, к достижению совершенства горних Сил нам нимало не препятствует то, что мы живем на земле. Но можно, и здесь обитая, все делать так как бы мы жили на небе.
Итак, смысл слов Спасителя таков: как на небе совершается все беспрепятственно и не бывает того, чтобы Ангелы в одном повиновались, а в другом не повиновались, но во всем повинуются и покоряются (потому что сказано: сильнии крепостию, творящии слово Его – Пс. 102, 20) – так и нас, людей, сподоби не в половину творить волю Твою, но все исполнять, как Тебе угодно.
Видишь ли? – Христос научил и смиряться, когда показал, что добродетель зависит не от одной только нашей ревности, но и от благодати небесной, и вместе с тем заповедал каждому из нас во время молитвы принимать на себя попечение и о вселенной. Он не сказал: «да будет воля Твоя во мне» или «в нас», но на всей земли – то есть, чтобы истребило всякое заблуждение и насаждена была истина, чтоб изгнана была всякая злоба и возвратилась добродетель и чтобы, таким образом, ничем не различалось небо от земли. Если так будет, говорит Он, то дольнее ничем не будет различаться от горнего, хотя по свойству они и различны; тогда земля покажет нам других ангелов.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Что такое хлеб насущный? Повседневный. Так как Христос сказал: да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, а беседовал Он с людьми, облеченными плотью, которые подлежат необходимым законам природы и не могут иметь ангельского бесстрастия то, хотя и повелевает нам так исполнять заповеди, как и Ангелы исполняют их, однако снисходит к немощи природы и как бы так говорит: «Я требую от вас равноангельной строгости жизни, впрочем не требуя бесстрастия, поскольку того не допускает природа ваша, которая имеет необходимую нужду в пище».
Смотри, однако, как и в телесном много духовного! Спаситель повелел молиться не о богатстве, не об удовольствиях, не о многоценных одеждах, не о другом чем-либо подобном – но только о хлебе, и притом о хлебе повседневном, так чтобы нам не заботиться о завтрашнем, почему и присовокупил: хлеб насущный, то есть повседневный. Даже и этим словом не удовлетворился, но присовокупил вслед затем и другое: даждь нам днесь, чтобы нам не сокрушать себя заботой о наступающем дне. В самом деле, если ты не знаешь, увидишь ли завтрашний день, то для чего беспокоишь себя заботой о нем? Это Спаситель заповедал и далее затем в своей проповеди: Не заботьтесь, — говорит, — о завтрашнем дне (Мф. 6:34). Он хочет, чтобы мы всегда были препоясаны и окрылены верою и не более уступали природе, чем сколько требует от нас необходимая нужда.
Далее, так как случается грешить и после купели возрождения (то есть Таинства Крещения. — Сост.), то Спаситель, желая и в этом случае показать Свое великое человеколюбие, повелевает нам приступать к человеколюбивому Богу с молением об оставлении грехов наших и так говорить: И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим.
Видишь ли бездну милосердия Божия? После отъятия стольких зол и после неизреченно великого дара оправдания Он опять согрешающих удостоивает прощения. <…>
Напоминанием о грехах Он внушает нам смирение; повелением отпускать другим уничтожает в нас злопамятство, а обещанием за это и нам прощения утверждает в нас благие надежды и научает нас размышлять о неизреченном человеколюбии Божием.
Особенно же достойно замечания то, что Он в каждом вышесказанном прошении упомянул о всех добродетелях, а этим последним прошением еще объемлет и злопамятство. И то, что чрез нас святится имя Божие, есть несомненное доказательство совершенной жизни; и то, что совершается воля Его, показывает То же самое; и то, что мы называем Бога Отцом, есть признак непорочной жизни.
Во всем этом уже заключается, что должно оставлять гнев на оскорбляющих нас; однако Спаситель этим не удовлетворился, но, желая показать, какое Он имеет попечение об искоренении между нами злопамятства особо говорит об этом и после молитвы припоминает не другую какую заповедь, а заповедь о прощении, говоря: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит вам Отец ваш небесный (Мф. 6:14).
Таким образом это отпущение первоначально зависит от нас, и в нашей власти состоит суд, о нас произносимый. Чтобы никто из неразумных, будучи осуждаем за великое или малое преступление, не имел права жаловаться на суд, Спаситель тебя, самого виновного, делает судиею над самим Собою и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь суд о себе, Такой же суд и Я произнесу о тебе; если простишь своему собрату, то и от меня получишь то же благодеяние – хотя это последнее на самом деле гораздо важнее первого. Ты прощаешь другого потому что Сам имеешь нужду в прощении, а Бог прощает, Сам ни в чем не имея нужды; ты прощаешь сорабу, а Бог – рабу; ты виновен в бесчисленных грехах, а Бог безгрешен
С другой стороны, Господь показывает Свое человеколюбие тем, что хотя бы Он мог и без твоего дела простить Тебе все Грехи, но Он хочет и в этом благодетельствовать Тебе, во всем доставлять тебе случаи и побуждения к кротости и человеколюбию – гонит из тебя зверство, угашает в тебе гнев и всячески хочет соединить тебя с твоими членами.
Что ты скажешь на это? То ли, что ты несправедливо потерпел от ближнего какое-либо зло? Если так, то, конечно, ближний согрешил против тебя; а если ты претерпел по справедливости, то это не составляет греха в нем. Но и ты приступаешь к Богу с намерением получить прощение в подобных и даже Гораздо больших грехах. Притом еще прежде прощения мало ли получил ты, когда уже научен хранить в себе человеческую душу и наставлен кротости? Сверх того и великая награда предстоит тебе в будущем веке, потому что тогда не потребуется от тебя отчет ни в одном грехе твоем. Итак, какого будем достойны мы наказания, если и по получении таких прав оставим без внимания спасение наше? Будет ли Господь внимать нашим прошениям, когда мы сами не жалеем себя там, где все в нашей власти?
И не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Здесь Спаситель явно показывает наше ничтожество и низлагает гордость, научая нас не отказываться от подвигов и произвольно не спешить к ним; таким образом и для нас победа будет блистательнее, и для диавола поражение чувствительнее. Как скоро мы вовлечены в борьбу, то должны стоять мужественно; а если нет вызова к ней, то должны спокойно ожидать времени подвигов, чтобы показать себя и нетщеславными, и мужественными. Лукавым же здесь называет Христос диавола, повелевая нам вести против него непримиримую брань и показывая, что он таков не по природе. Зло зависит не от природы, но от свободы. А что преимущественно диавол называется лукавым, то это по чрезвычайному множеству зла, в нем находящегося, и потому, что он, не будучи ничем обижен от нас, ведет против нас непримиримую брань. Поэтому Спаситель и не сказал: «избави нас от лукавых», но — от лукаваго,— и тем самым научает нас никогда не гневаться на ближних за те оскорбления, какие мы иногда терпим от них, но всю вражду свою обращать против диавола как виновника всех зол. Напоминанием о враге сделав нас более осторожными и пресекши всякую беспечность нашу, Он воодушевляет нас далее, представляя нам того Царя, под властью Которого мы воинствуем, и показывая что Он могущественнее всех: Яко Твое есть Царство, и сила, и слава во веки. Аминь, – говорит Спаситель. Итак, если Его Царство, то не должно никого бояться, так как никто Ему не сопротивляется и никто не разделяет с Ним власти.
Когда Спаситель говорит: Твое есть Царство, то показывает, что и тот враг наш подчинен Богу, хотя, по-видимому, еще и сопротивляется по попущению Божию. И он из числа рабов, хотя и осужденных и отверженных, а потому не дерзнет нападать ни на одного из рабов, не получив прежде власть свыше. И что я говорю: ни на одного из рабов? Даже на свиней не дерзнул он напасть до тех пор, пока сам Спаситель не повелел; ни на стада овец и волов, доколе не получил власти свыше.
И сила, – говорит Христос. Итак, хотя бы ты и весьма был немощен, однако должен дерзать, имея такого Царя, Который и чрез тебя легко может совершать все славные дела, И слава во веки, Аминь,
Толкование на святого Матфея евангелиста

Творения Т. 7. Кн. 1. СП6., 1901. Репринт: М., 1993. С. 221-226

И напоследок очень важное видео о молитве "Отче наш" смотреть обязательно!!!!



Смотрите так же:
Иисусова молитва